Наталья Логинова о молодом русском дизайне, ценообразовании искусства и тренде коллабораций.
Open this page on desktop >1200px to see animation
Previous Example / Next Example
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
НАТАЛЬЯ ЛОГИНОВА
Каким образом по вашему мнению бытовые вещи, типа стула и скатерти - они становятся элементом дизайна. Почему одним предметом мы пользуемся, а на другой, аналогичный, смотрим с восхищением и «вешаем на стену»?
— Дело в том что когда мы говорим про дизайн, любой бытовой предмет был изначально придуман, а потом уже начался его тираж. Если мы хотим повесить этот предмет на стену, это не дизайн. Он теряет свою прямую функцию и становится декоративным предметом, это уже арт. А дизайнерский предмет, которым мы пользуемся, уникальный, малотиражный - это и есть дизайн. Например, культовая соковыжималка Старка, про нее многие знают и еще многие используют, но от этого она не теряет своей привлекательности и пользы, как дизайнерская вещь, потому что это гениальная по своей простоте задумка. Мы не восхищаемся ей, не ставим на пьедестал, потому что дизайн это и красота и польза.
Если мы говорим в целом про российский дизайн. Есть ли какой то топ в мире и на каком месте находимся мы?
— Конечно есть такой топ, и Россия, к сожалению, в него не попадает. Это, правда, ничего не значит. Да и вообще в целом не понятно, кому это важно - русский ты дизайнер или нет. Даже среди дизайнеров это такой, не самый важный вопрос. Для меня лично, это вопрос роста. Когда ты еще сам внутри себя не перерос этот барьер «русскости» что ли, и как будто бы чуть-чуть стесняешься. Что-то сродни провинциализму. Есть такой прекрасный дизайнер Дима Логинов. Он у нас был в том числе жюри на конкурсе. Он русский дизайнер, но он не очень любит говорить об этом. Я не знаю почему. Но он очень успешен. У него порядка 36 проектов, все иностранные. В целом, если говорить про русский промышленный дизайн, то мы сильно не впереди. Но не впереди по производству. У нас очень достойные идеи. И даже название «Придумано и сделано в России» - это больше про придумано. Скажем, автопром. Казалось бы, а очень много русских ребят работают в автопром холдингах. Возглавляют дизайнерские лаборатории или целые отделы. Наша строгановка поставляет прекрасные кадры. Их просто грубо говоря покупают уже на третьем курсе - итальянцы, немцы. Это, конечно, очень круто, но мы просто их не знаем.
С Европой понятно, а вот в России. Сложно ли дизайнеру в России. Вот молодые ребята, работы которых можно было увидеть у вас на выставке. Предметный дизайн. Как им живется?
— Не просто. В первую очередь нет любви потребительской. Нужно продвижение. Поэтому многие из них так легко согласились участвовать в конкурсе. Они все очень заинтересованы, чтобы про них узнали. И, конечно, многие из них ищут места, где можно было бы произвести свои работы. Это очень не простая задача.
В какой момент тогда из капсульной коллекции предмет может превратиться в товар широкого потребления.
— Это очень грамотно просчитывается. Есть специальные люди, которые знают рынок и могут четко сказать, когда. Не русский пример, но все же. У такой марки, как Шанель не бывает распродаж. Причем мало того, что нет распродаж, они уничтожают то, что не продано. У них любая коллекция - это четкий, ограниченный тираж.
В целом, если говорить про русский промышленный дизайн, то мы сильно не впереди. Но не впереди по производству. У нас очень достойные идеи
Если мы говорим про ограниченные тиражи, так называемые капсульные коллекции. Сейчас есть тенденция, что многие люди не из дизайна приходят в дизайн. Певцы, артисты, спортсмены выпускают совместно с брендом, скажем 100 кроссовок, или футболки с уникальным принтом. Такие ограниченные коллаборации - это какой-то новый виток дизайна или просто обычный маркетинг.
— Я не вижу в этом никакой проблемы, маркетинг с дизайном они очень рядом. Когда мы покупаем кроссовки с автографом певца, мы же покупаем не кроссовки, а подпись. Потому что если бы этот певец как-то улучшил, технологически, инновационно эти кроссовки, чтоб они стали удобнее или дешевле без ухудшения качества, это был бы другой вопрос.
Так получается, что это не дизайн?
— Украшательство, я бы так назвала. Наверное, это больше такой мерч премиальный.
— Есть ли какая-то отличительная черта современного российского дизайна?
— Так, чтобы посмотреть на предмет и сказать, что это русский дизайн - такого нет. Есть варианты, у того же Димы Логинова. Он занимается светом, у него есть светильники очень красивые и если смотреть на них, довольно долго, так как с ходу это не считаешь, понимаешь, что это матрешка. Это такой интеллектуальный диалог. Если сам дизайнер идею русскости в свою работу не вложит, то конечно, понять что это работа русского дизайнера невозможно. Дизайн в целом очень интернационален. Несмотря на то, что мы продолжаем искать те самые корни и какую-то самоидентификацию личности, это до сих пор открытый вопрос. На который, как я думаю, мы точно когда-то найдем ответ.
Made on
Tilda